Developed in conjunction with Ext-Joom.com

История создания Carpe Diem
Мы добавим красок в Вашу жизнь!




       Появление торговой марки Carpe Diem связано с необыкновенно светлой и лирической историей*, узнав которую, каждый непременно поймет, чему обязаны товары этого бренда не только своим безупречным качеством, но и внешним изяществом, и особенной эстетической утонченностью, и благородством. Итак…

       Март 1814 года. Решается судьба одного из самых могущественных и ненасытных захватчиков – Наполеона Бонапарта. Русские войска и войска союзников уже в предместьях Парижа. Император Александр I выдвигает требование о сдаче столицы Франции, и французские военачальники, не желая превращения ее в руины, соглашаются капитулировать. Однако на подступах к городу уже потерявшая силы наполеоновская армия еще оказывает сопротивление, нанося удары по наступающим русским гренадерским полкам…

       Пути Господни неисповедимы, и кто знает, если бы не было этого бессмысленного сопротивления, появилась бы наша торговая марка? Ведь именно в одном из сражений под Парижем получил ранение главный герой нашей истории – гренадер Павел Сотников. С кровоточащими тяжелыми ранами, в сопровождении своего адъютанта, Павел в Париже попал в руки первого, кто мог ему оказать срочную медицинскую помощь, – хозяина крупной аптечной лавки Пьера Бошама.

       Пьер ничуть не сомневался, помогать страдающему воину или нет: долг медика и возникшая с первого взгляда симпатия к русскому дворянину, мужественно переносившему боль, не позволили поступить иначе, чем оставить его в своем доме.

       Несколько недель Пьер Бошам всеми доступными средствами боролся за возвращение к жизни метавшегося в бреду молодого офицера. Только через два месяца Павел пошел на поправку. Он был еще очень слаб, когда русские войска покидали Париж, поэтому был вынужден остаться в доме своего спасителя.

       Русского гренадера, чудом спасенного добрым Бошамом, к тому времени уже знала вся округа: им интересовались, его навещали, он даже обзавелся знакомыми. Однако мысль о возвращении на родину, в Россию, не покидала Павла. Думая о собственном будущем, молодой человек с горечью осознавал, что после тяжелого ранения военная служба осталась для него в прошлом.

       Между тем старик аптекарь, к тому времени хорошо узнав своего подопечного, поразившись уму, образованности и мужеству русского дворянина, уже не скрывал своих планов: он хотел выдать за Сотникова свою младшую дочь Алану. Девушке было 16 лет, и она успела до безумия влюбиться в красавца-гренадера. Сам же Павел воспринимал юную Алану как младшую сестру: с нежной заботой, но без романтических чувств.

       Судьба готовила нашему герою другую участь. По соседству с аптекой добросердечного Бошама располагалась переплетная мастерская Carpe Diem, принадлежавшая семье Вьен, продукция которой (дневники, канцелярская и галантерейная продукция) пользовалась популярностью у французской знати. Два семейства много лет объединяли горе и радость: в войну те и другие потеряли своих сыновей – Франсуа Бошама и Арно Вьена. Дружившие с детства, они вместе пошли воевать и погибли в боях наполеоновской армии в Польше. А дочери – Алана Бошам и Аморет Вьен – были неразлучны, словно сестры.

       Как-то раз на ужине, куда были приглашены обе семьи, Павел и увидел дочь соседей своих благодетелей – Аморет Вьен. Она сразу показалась Павлу эталоном женской красоты, ума и изящества. Немногословная двадцатилетняя Аморет не только была чрезвычайно привлекательна внешне – она покорила русского дворянина еще и тем, что разбиралась в политике, моде, была разносторонне образованной и хорошо воспитанной. Это была любовь! Спустя всего месяц после знакомства Павел и Аморет обвенчались.

       Павел, живя с молодой женой в Париже, не оставлял мыслей вернуться на Родину, но он мечтал, возвратившись, быть полезным, заниматься настоящим делом. Поскольку военная служба стала для молодого человека невозможной, он нашел себя в новом для него занятии: помогая тестю в переплетной мастерской, осваивал это непростое ремесло. Все получилось, как в русской пословице «дело мастера боится»: Павел досконально изучил переплетное дело, научился работать на специальном оборудовании. Это ремесло превратилось в настоящее хобби бывшего офицера.

       В апреле 1817 года старик Вьен умер. Супруги Сотниковы продали дом и вместе с матерью Аморет переехали из великолепного Парижа в блистательный Санкт-Петербург, взяв с собой мастерскую и популярную во Франции торговую марку Carpe Diem.

       Жизнь в Санкт-Петербурге очень понравилась Аморет. Как и предполагал Павел, супруги снова открыли переплетную мастерскую Carpe Diem – уже в России. Название в точности повторяло любимые, то и дело повторяемые слова господина Вьена, бывшие для него жизненным девизом. Молодая француженка, ныне петербурженка, часто вспоминала своего мудрого отца, его дельные советы, которые были весьма кстати при составлении новых коллекций.

       Новое хобби Павла при поддержке любящей жены Аморет с её свежими идеями, отличавшимися изысканным вкусом, очень скоро обернулось прибыльным делом, и вслед за Парижем изделия под торговой маркой Carpe Diem завоевали популярность у аристократии столицы России.

       Впрочем, «муза» – это хоть и основная роль госпожи Сотниковой, но отнюдь не единственная. Аморет, с присущим ей истинно французским вкусом и массой новых идей, начала помогать мужу в самом прямом смысле: она сама стала делать изысканные вещи, которые получали заслуженную похвалу и известность в столичном высшем свете, среди фабрикантов и служащих. Оригинальные, отличающиеся особенным стилем портмоне, записные книжки, альбомы для фотографий, книжные переплеты, календари – вся продукция Carpe Diem сразу оказывалась востребованной, новые партии продавались за считанные дни. Наконец, популярность торговой марки стала настолько высокой, что в 1823 году талантливая и трудолюбивая семья стала поставщиком товаров для российского императорскогодвора.

       Мастерская Carpe Diem успешно работала в Санкт-Петербурге много лет, постоянно обновляя свои коллекции до 1917 года, а после Революции была снова перевезена в Париж. Сейчас мы возрождаем дух и философию русско-французского бренда, так нравившегося аристократии XIX-XX веков.

       Carpe Diem означает «лови мгновение». Это не просто красивое название – это стиль жизни наших клиентов. Люди, которые ценят прекрасное, которые дорожат своими мыслями, планами, убеждениями, которые хотят помнить каждый миг своей жизни и иметь возможность вернуться к нему, – это наши люди. Можно сказать, это избранное общество Carpe Diem. Их можно узнать по нашей продукции, с которой они неразлучны!

* По мотивам войны 1812 года

Зарегистрировано под торговой маркой Carpe Diem©